Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Николай Азаров: «Только перед Президентом мы будем отвечать за свои обещания»     ИНТЕРВЬЮ

Во всяком случае, обитатели Дома правительства чувствуют себя сегодня намного уверенней, чем обитатели Дома на Банковой. Возможно, потому, что инициатива наступления принадлежит Кабинету министров, пока в Секретариате идет целенаправленная работа, направленная на усиление команды? И, может быть, даже елка в приемной первого вице-премьер-министра Николая Азарова кажется более праздничной, нежели снеговики, выставленные во дворе СП?
Во время разговора с Николаем Яновичем в кабинет несколько раз заглядывает  Министр Кабинета министров Анатолий Толстоухов. Именно он, по словам Азарова ответственен за налаживание контактов с Секретариатом. С «той стороны» ему является противовесом Виктор Балога. А кто является противовесом самому Азарову, которого называют «серым кардиналом» Кабмина?

Николай Янович, перед самым Новым годом Президент наложил вето на перечень объектов, которые планировалось приватизировать в 2007-м году, где, среди прочих значатся два ключевых объекта — это «Укртелеком» и Одесский припортовый завод. Вы поддерживаете или не поддерживаете это решение?
К большому сожалению, продолжается процесс, когда Секретариат Президента берет на себя проведение самостоятельной экономической политики. Причем, не в самом лучшем виде. А в виде ветирования законопроектов, создания препятствий. Еще совсем недавно у нас были с ними хорошие конструктивные переговоры. Я считал, что уже взаимопонимание достигнуто. Но, прежде чем накладывать вето, спросите мнение правительства! Если вас какое-то мнение правительства не устраивает, давайте соберемся у Президента, давайте подискутируем все плюсы и минусы, риски. Нет. Не спрашивая у правительства, накладывается вето. Кто будет отвечать за провал поступлений от приватизации? Ну, кто? Вот я хочу задавать вам простой вопрос. Вето наложено. Верховная Рада собирается десятого января. Пока депутаты изучат все вопросы, пока они пройдут все необходимые процедуры в комитетах Верховной Рады — январь прошел. Вот у нас из двенадцати месяцев 2007 года один потерян. Кто за это будет отвечать? Секретариат или правительство?

Правительство…
Казалось, совсем недавно собрались и договорились, что будем действовать слаженно, конструктивно, вместе, какие-то недоразумения будут возникать, будем тут же собираться, решать. Нет, бабах! Наложили вето. Ни я не знаю, как первый вице-премьер, я думаю, что и премьер-министр об этом не знал, ни министр финансов. А отвечать будет неизвестно кто. А у нас десять с половиной миллиардов заложено. Следовательно, если закон должен был заработать с первого января, то требуется проводить колоссальную организационную работу в реализации программ приватизации.

Совершенно аналогично Секретариат Президента вел себя, когда накладывали вето на налоговый закон, который был по их же просьбе выделен из тела бюджета. Из-за этого и была вся задержка бюджетного процесса. Мы могли бы бюджет принять 17 ноября, таким образом, могли бы страну подготовить к 2007 году значительно лучше, значительно качественнее. Нет, опять, наши три богатыря из Секретариата Президента берут на себя ответственность за проведение всей экономической политики...

Кроме Яценюка, кого это вы имеете в виду?
Вычисляйте сами. Недавно была интересная пресс-конференция, их там пятеро сидело, вот трое из них. Определите сами.

Вернемся к вето, «Укртелекому» и Одесскому припортовому заводу…
Скажу, что вето Президента не позволяет нам сейчас приступить к практической подготовке к приватизации этих объектов. С одной стороны, они (Секретариат Президента – Ред.) сами нас попросили включить эти объекты, мы откликнулись, и включили их. А, с другой стороны, наложили вето, и тем самым на месяц, по меньшей мере, задержали этот процесс.

Скажите, а когда будут вноситься поправки в Закон о Госбюджете, как было заявлено и обещано Секретариату Президента? И будут ли они вноситься вообще? Потому что известен ваш скепсис по поводу этих изменений…
Во-первых, не надо демонизировать Секретарит Президента. Мы не давали никаких обещаний Секретариату Президента. Абсолютно. У нас велись переговоры исключительно с Президентом, а не с Секретариатом Президента. Поэтому мы давали все обещания только Президенту. Только перед ним мы будем за свои обещания отвечать. Эти обещания основывались на наших прогнозах по развитию экономики в первом квартале. Сейчас даны соответствующие поручения Министерству финансов, Министерству экономики, другим министерствам и ведомствам, проводить подготовительную работу, готовить расчеты, и таким образом выйти на эти параметры. Для нас это не игра, для нас это не обещания, ничем не подтвержденные, для нас это серьезные обязательства, которые мы собираемся выполнять.

То есть, сказать о графике, как будут вноситься изменения в бюджет, невозможно? |
Трудно сказать сейчас. Но мы сделаем все от нас зависящее, чтобы эти решения выполнить. Это будет где-то середина марта, потому что мы же по итогам первого квартала эти договоренности записали.

Кстати, когда принимался бюджет, вы сделали оговорку, что вы четырнадцать лет составляли бюджет. Получается, вы несете ответственность за составление этих четырнадцати бюджетов, или это была просто оговорка?
Почему оговорка? Возможно, я и в большем количестве бюджетов принимал участие? Я сказал, что примерно четырнадцать. Бюджет 2005 года делал тоже я. Потому что бюджет 2005 года начал разрабатываться еще летом 2004 года, пятнадцатого сентября 2005 года мы его представили в Верховную Раду, и мне даже в страшном сне не могло присниться то, что произойдет.

Поэтому бюджет 2005 года был прекрасным сбалансированным бюджетом, который выводил бы Украину на 12-14 процентов экономического роста в 2005 году. Поэтому я госпоже Тимошенко сказал, что бюджет реальный, бюджет сбалансированный… Но пришли к власти люди, которые захотели сразу показать, что они могут сразу же осчастливить наших людей, сразу поднять пенсии, сразу поднять заработные платы, вот.

Но, извините, это же ваш был лозунг - «Покращання життя вже сьогодні».
Да. Но сегодня — это не значит, буквально сегодня. Сегодня — это значит, на весь тот термин, который отведен нам нашими избирателями. И все избиратели прекрасно понимают, что, придя к власти при том бардаке, который в стране был, и который еще мы не сегодня и не завтра исправим, все сразу сделать нельзя. Я, конечно, мог бы промолчать о том наследстве, которое они нам оставили. Пусть бы они сами его поразруливали: трехкратное повышение тарифов, цены на газ, связанной с повышением этих тарифов и так далее. У нас январь месяц, при всем том бардаке, который был в стране в ноябре-декабре, имел рост шесть с половиной процентов. Что для начального месяца очень хороший рост. А потом умудриться в августе получить минус два процента! Для этого надо иметь уникальные способности. Уникальные. Это надо абсолютно не заниматься экономикой, а популизмом, только принятием различных авантюристических решений.

В то же время ваши оппоненты заявляли, что это как раз было сделано под выборы, когда завышался ВВП и другие показатели… |Постойте. У них власть была в руках полтора года, почему не был скорректирован отчет по Госстатистике? Почему статистика не понесла за это необходимой ответственности? Полтора года… Вот, если бы у меня была власть полтора года, и если бы я видел линию, я бы ее исправил. Это невозможно было исправить, никакой липы нет. Никто никогда не вмешивается ни в показатели инфляции, ни в показатели роста ВВП, существует система Государственной статистики, которая без всякого вмешательства правительства, раз в месяц, по разным показателям там по-разному, предоставляет правительству данные.

Мне не очень нравилась инфляция ноября, но я же не сказал Осауленко (Александр Осауленко - глава Государственного комитета статистики – Ред.): «Слушай, нарисуй там на два десятых процента больше». Мне не очень нравилась инфляция октября, но я тоже не сказал, потому что я прекрасно понимал серьезность инфляции, и ни в коем случае не пошел бы ни на какие приписки. Мне и сейчас не нравится коэффициент экономического роста и структура экономического роста, но я же не говорю Осауленко: «Слушай, давай-ка, мы с тобой сделаем по машиностроению не три процента, не четыре, а двенадцать»… Так? Кстати, тот же Осауленко в августе месяце пришел к Тимошенко и сказал: «Юлия Владимировна, будет полный провал».

Поэтому никто, никогда, никаких статистических данных не искажал, точно так же, как и не искажали данных финансовой отчетности. ВВП считается различными перекрестными методами, и поэтому, если бы кому-то захотелось установить приписки, искажения, то это бы мгновенно установили, и вот тогда бы шуму было! Вот, если бы они нашли приписки… Эх, класс! Вот тогда бы мы с Януковичем точно бы сидели. Однозначно.

Если позволите, вопрос о цене газа. Есть ли гарантия, что цена на газ через год не будет повышаться?
Гарантия есть. Гарантия этому — правительство Виктора Федоровича Януковича. Это главная гарантия для украинского народа, что цена на газ не будет повышаться резко...

То есть порвышаться все же будет…
…Потому что правительство предсказуемое, проводить грамотную политику, и вот в этом для украинского народа есть серьезные гарантии. Придут очередные авантюристы, аферисты, какие гарантии? Никто их иметь не будет. Это тоже люди должны понимать. Ну, не так скоро, конечно, могут придти, но могут.

Сейчас у нас назрела налоговая реформа. Не считаете ли вы, что нам нужно вернуться к обычной шкале подоходного налога?
Я, наверное, последние лет пять пытаюсь внедрить в сознание общества, в сознание наших политических элит следующую мысль, что безошибочных идеальных решений не бывает. Поэтому любое решение влечет за собой определенные негативные моменты. А лучше всего ничего не делать? Ведь когда ничего не делаешь, тебя не критикуют. Обычно таких министров стороной критика обходит. Как только что-то начинаешь делать - тебя обязательно критикуют. Это правильно, и это хорошо. Но надо только исходить из того, что не бывает идеальных решений.

Теперь вернемся к дифференцированной шкале налогообложения. Когда я работал в Налоговой службе, на моей памяти было семь миллионеров, у которых были задекларированы гривневые доходы больше одного миллиона гривень. Это было, если мне память не изменяет, в 1998-1999 годы. По итогам отчетности за 2005 год, у нас в стране появилось две тысячи гривневых миллионеров. Как видите, прогресс очень большой. Как вы думаете, а сколько реально в Украине гривневых миллионеров?

Если судить по недвижимости, то половина населения Киева…
Я думаю, что у нас гривневых миллионеров, наверное, где-то тысяч сорок-пятьдесят, это как минимум. Как минимум. А отчего они не торопятся зарегистрировать их? С одной стороны, им жалко денег, которые надо заплатить в виде налога, и тем самым, легализировать себя. С другой стороны, им и без легализации хорошо живется. Есть громадное количество операций, которые они осуществляют, не светясь. С первого января вступает в силу статья закона о налогообложении на недвижимость это затрудним им жизнь и придется все-таки показывать свои доходы. За миллион квартиру купил, все-таки придется говорить, что миллион ты заработал. (Смеется)

Николай Янович, это у вас старые данные, потому что хорошую квартиру за двести тысяч долларов уже не купишь, а двести тысяч — это миллион гривень…
Послушайте, там не зависит от цен на квартиру, там зависит от метража. То есть, при метраже квартиры свыше ста квадратных метров эта норма учитывается. А сто метров - это уже элитная квартира. Наши люди в элитных квартирах не проживают. Проживают в элитных квартирах три процента по статистике. Поэтому, если кто-то из вас попал на такую квартиру, значит, вы переходите в разряд элиты. Трех процентов.

Главная задача для нас – до 2008-го сделать для бизнеса суперприемлемые, так сказать, условия в плане налогообложения, решим проблему, конечно, с возвратом НДС, сделаем ее практически автоматической. Но на все это требуется время. Для этого потребуется год-полтора, но мы решим этот вопрос, и таким образом постепенно легализируем доходы. Сказать, что мы решим эту проблему окончательно - и все абсолютно на сто процентов будут показывать доходы, такого не будет никогда. Потому что даже в суперразвитых странах, с развитой налоговой системой, существуют зарплаты «по-черному». По-черному платят врачам, «по-черному» платят многим другим. Но правительство на это закрывает глаза, не занимается тотальным сыском.

Хотя определенные проблемы с этим есть. Я бы не хотел жить в налоговой системе Соединенных Штатов Америки. Когда говорят об «азаровщине», или «азаровской системе», я бы посоветовал тем, кто так говорит, пожить полгодика в Соединенных Штатах, и понять, что «азаровская система» — это просто сказочка. Мне Виктор Ющенко рассказывал, что когда жена начинает с первого января по факсу налоговыми декларациями заниматься, к ней лучше не подходить. На три месяца это потерянный человек. И я хорошо это знаю. Потому что знаю налоговую систему Соединенных Штатов. Но даже и такая система не исключает теневых денег...

«Главред», 9 января 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Азаров Николай. ДОСЬЕ