Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Арсений Яценюк: «Торгов не будет, снятия не будет, будет борьба»     ИНТЕРВЬЮ

Интервью Арсения Яценюка газете «КоммерсантЪ-Украина».

– Господин Яценюк, традиционный вопрос – зачем вам нужен пост президента?

– У каждого в жизни есть миссия. Если вы посмотрите на мой исторический путь, то увидите, что на каждой должности я работал именно до того момента, пока не принимал определенного решения. Из Нацбанка я не уходил до тех пор, пока не спас банковскую систему, из МИДа – пока не подписали все протоколы по визовому режиму, из Минэкономики – пока не подписал все протоколы по доступу товаров на рынки, с поста спикера ушел тогда, когда был принят закон о финансовой стабилизации, по которому страна сегодня живет. У каждого человека есть видение своего будущего. Ведь вопрос не в президентском офисе – я не иду на выборы в президенты, я иду строить новую страну. В какой должности буду это делать – одному богу известно. Но свое предназначение я понимаю четко – строить страну.

– В прошлом вы были достаточно успешным юристом. Не жалеете, что променяли профессию на политическую деятельность?

– В мире вообще большинство президентов были в прошлом юристами. Сначала у меня был этап накопления опыта, потом началась публичная работа. Надо понимать, что государственный управленец не является политиком, поскольку реализует чужую, а не свою политику. Я это делал девять лет и готов поспорить, что был лучшим среди тех, кто этим занимался. Теперь я перешел в самую важную стадию – формирования собственной политики. Чиновник – это исполнитель, а реальный политик – это лидер, способный повести за собой людей. И сидя на старости лет в кресле-качалке, я буду знать, что есть обо мне страничка в учебнике истории как минимум Украины, а максимум – всего мира. Вот это настоящая цель политика.

– Программа «Новый курс», с которой вы баллотируетесь в президенты, написана для страны, в которой глава государства наделен достаточно широкими, почти авторитарными, полномочиями. Почему вы не адаптировали ее под парламентско-президентскую республику, под Украину?

– Потому что эта программа – не для президента, а для страны. Ведь главе государства потребуется не правительство, не парламент, а только поддержка людей. При ее наличии президент в состоянии реализовать любую инициативу. Я могу привести много примеров того, когда у президента были и правительство, и парламент, но они ничего не сделали. Знаете почему? Потому что у них не было главного – проекта, который поддерживается всей страной! У президента Ющенко в 2005 году были те же полномочия, что и у президента Кучмы. Вообще, роль и место президента определяется не столько Конституцией, сколько возможностью консолидации общества и возможностью зажечь людей идеей. А что касается правительства, я же четко в программе говорю – в стране будет новый парламент, новое правительство. Это инструменты, а не стратегия. Моя программа – это стратегия страны.

– Одним из ключевых пунктов вашей программы является «новая индустриализация». Что она собой представляет?

– Частная инициатива не в состоянии содержать газо- и нефтепроводы, электрические сети и огромные объекты энергогенерации. Кроме того, в этом списке – дороги, железная дорога, аэропорты, большие портовые сооружения – все это ответственность государства. «Новая индустриализация» – это по большому счету изменение структуры управления государством всеми этими активами. Сегодня в Украине госсобственностью не управляют, ее разворовывают. При этом я могу привести в пример массу стран, где государственные компании составляют костяк экономики. Поэтому государство должно заняться системой управления госсобственностью, а не избавляться от нее.

– Где вы намерены взять деньги для этой реформы?

– Знаете, сколько страна должна остальному миру? $100 миллиардов. На эти деньги можно было провести «новую индустриализацию»? Наверное, да. Национальный банк с сентября прошлого года напечатал дополнительно 190 млрд грн. В цифрах 2008 года – $40 млрд. И на эти деньги можно было провести «новую индустриализацию». Выходит, деньги были. И они есть. Поэтому я вижу три источника финансирования: кредитование, в том числе через специальную программу Нацбанка и государственных банков; централизация всех средств бюджета и третье – если в стране будет предсказуемая власть, которая покажет миру понятный проект,– сюда придут иностранные деньги.

– Представим, что вы победили на выборах. Насколько вы снизите ставку налога на прибыль и ставку НДС?

– В программе я не просто так написал, что государство должно получать доходы от неналоговых платежей. У меня четко написано, что сверхприбыльные компании, как всегда было в мире, должны находиться в госсобственности. Чем больше государство будет получать неналоговых платежей от управления собственным имуществом, тем больше мы можем уменьшать налоговое административное давление. В бюджете мне нужны деньги, потому что без них я не смогу провести ни одну реформу. Поэтому я не буду разбрасываться словами о том, насколько могут быть уменьшены налоги. У меня нет ответа, зато я знаю, как это сделать – через изменения системы управления бюджетным ресурсом.

– Давайте поговорим о другой части вашей программы – «продуктивном селе». Какой процент ВВП, по-вашему, нужно направить на развитие села?

– Дело не в количестве процентов, а в механизме. Мировая сельскохозяйственная политика является самым крупным камнем преткновения всего человечества. Моя задача – заполучить мировые рынки. Понятно, что наше сельское хозяйство не в состоянии самостоятельно выйти на эти рынки. Государство будет финансировать развитие аграрного сектора настолько, насколько будет возможно, исходя из экономических условий. Еще я вижу развитие аграрного сектора, в том числе в формировании продовольственного пула. Мы пригласим в этот пул белорусов, россиян, казахов. Они тоже хотят выйти на мировые рынки, и у Украины самые большие перспективы в этом вопросе.

– И все же, новый президент займет свой пост в начале 2010 года, как раз в то время, когда нужно будет сказать аграриям, сколько они получат от государства на ту же посевную и уборочную...

– Основная проблема Украины в том, что у нас именно такое понимание процесса – кто сколько в каком году даст и получит! Так тушатся пожары! Нельзя решить проблему села без решения проблемы индустриализации. Проблему индустриализации не разрешить без устранения коррупции. Коррупцию можно истребить, проведя политическую реформу. Вот это задача главы государства – реформа! А не сидеть с калькулятором и высчитывать... Будет министр финансов, пусть он и считает.

– Вопрос о боеспособной армии. Поддержите ли вы практику назначений на пост министра обороны гражданских лиц?

– На современном этапе развития Украины я усматриваю необходимость назначения в правоохранительную и оборонную системы исключительно кадровых военных. Первые заместители министров могут быть гражданскими лицами.

– Вы могли бы назначить министром обороны вашего конкурента по кампании – Анатолия Гриценко?

– Гриценко мне не конкурент. У меня один конкурент по кампании – Виктор Янукович... Ну и еще Юлия Тимошенко.

– Может, назовете кандидата на должность главы НБУ?

– Мы снова возвращаемся к дискуссии – кого куда назначат.

– Хотелось бы, чтобы в стране было больше предсказуемости...

– Предсказуемость – исключительно в «новом курсе» страны. Не имеет значения, кто будет на должности. Все будет зависеть от того, как эту политику будут выполнять. Если кадры не справятся, они будут немедленно заменены.

– На выборах 2004 года кандидат в президенты Виктор Ющенко заключил соглашение с Юлией Тимошенко о поддержке, частью которого был договор о распределении ключевых государственных постов. К вам уже обращались кандидаты в президенты с аналогичными предложениями?

– Мы видим, к чему это соглашение привело. Подобными договоренностями – типа, давайте договоримся под столом, как я выиграю – мы подменяем волю народа. Я ни с кем, кроме 46 млн украинцев, договариваться не собираюсь и не буду этого делать, потому что я пришел не выиграть президентские выборы, а построить новую страну.

– Этот ваш «проект страны» на будущих парламентских выборах даст партии «Фронт змин», которую возглавил один из ваших соратников, а также вам возможность претендовать на прохождение в Раду? Вы пойдете на парламентские выборы как лидер партии или останетесь беспартийным?

– Политический лидер без политической партии – полный ноль. Девять месяцев назад я сказал, что будет политическая партия. Это время я потратил на то, чтобы создать структуры, подобрать людей. Сейчас они поняли, что в список попасть будет непросто и от чего-то придется отказываться. Или я откажусь от них. В целом обсуждать парламентские выборы мы будем после того, как будет объявлено о роспуске парламента.

– По результатам проведенных КМИС соцопросов в июне за вас проголосовали бы 11,8% а в октябре – 6,2% респондентов. Что вы намерены делать, чтобы сломать эту динамику?

– Не знаю, о каких исследованиях идет речь. Давайте вернемся к моей исторической миссии. Можно было бы строить политтехнологическую кампанию: говорить то, что хотят услышать, идти туда, где тебя ждут, выиграть выборы, но проиграть страну. Я точно знаю, что Рузвельт и Черчилль не смотрели на свои рейтинги и стали историческими личностями. Пусть рейтингами занимаются социологи. Единственная проблема в кампании – это «отключка» меня от телевизора, и именно это, отсутствие меня в эфире, дает ответ на ваш вопрос, почему вдруг снизился рейтинг. Мне понятно, что это часть политических договоренностей между Януковичем, Тимошенко и собственниками каналов. У кого больше финансовых ресурсов, у того больше и свободы слова. О том, что такие договоренности будут, я знал еще в июне. Но это как в танке: главное – не обделаться, если уже залез в танк, надо ехать. Я и еду, так что, даже несмотря на «телевизор», конкуренты пусть не дергаются – у меня все в порядке.

– Вы можете назвать сумму, в которую обходится ваша предвыборная кампания в месяц?

– Я финансами не занимаюсь. Думаю, кампания будет недешевая. У меня ситуация такая – как только кто-то из спонсоров нам на счет перечисляет деньги, в течение двух дней на него правоохранительные органы заводят дело.

– Вы поддерживаете отношения с кандидатами в президенты или предпочитаете общение только через СМИ?

– Отношения между кандидатами сложатся после инаугурации президента. А сегодня завести любые отношения – значит, продать себя. Знаю, что многие так называемые кандидаты, еще не вступив в кампанию, уже себя продали. Я разочарую очень многих и очень четко скажу – торгов не будет, снятия не будет, будет борьба. Причем не только в этой кампании, так что выбросьте ваши рейтинги... Кто год назад мог сказать, что у Яценюка будет 11%?

– Из ваших слов я понял, что вы уже приняли решение возглавить партию «Фронт змин». Расскажите, как вы будете строить свою политическую карьеру, если проиграете выборы президента.

– Стране необходим новый парламент, избранный на основании нового закона о выборах. Стране нужны политические партии, а не фирмы. Стране нужна новая управленческая элита. Без радикальных и существенных изменений, без формирования этой элиты именно в среде политических партий ничего не получится.

– На выборах в Раду «Фронт змин» ни с кем блокироваться не будет?

– Блоки – одно из негативных последствий системы закрытых списков. Они создают возможность для карманных партий, не имеющих поддержки народа, пройти во власть. Так что блоки должны отойти в прошлое.

«КоммерсантЪ-Украина», 2 ноября 2009 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Яценюк Арсений. ДОСЬЕ, Арсений Яценюк об участии в выборах Президента: «Я официально обязательно объявлю, как мне только будет 35 лет»., Арсений Яценюк: «В сегодняшней ситуации выигрывает Юлия Тимошенко», Арсений Яценюк: «Все депутаты приходят ко мне в кабинет, как к себе домой»