Блоги

11 Вересня 2018
Зачем генпрокурор Украины залез в смартфоны журналистов?
Печерский районный суд Киева предоставил следователю Генпрокуратуры доступ к телефонным разговорам, СМС-переписке и информации о месте пребывания журналисток Натальи Седлецкой и Кристины Бердинских.

Впервые в истории независимой Украины прокуратура не только демонстративно вмешалась в частную жизнь представителей СМИ, но и нарушила принцип неразглашения журналистами своих источников информации. Де-юре Седлецкая и Бердинских - свидетели по делу директора НАБУ Артема Сытника. Де-факто же они оказались заложниками циничной игры Генеральной прокуратуры во главе с Юрием Луценко.

Дело Сытника и свобода прессы в Украине

Артему Сытнику Генпрокуратура вменяет в вину разглашение государственной тайны и данных досудебного расследования. Ведомство Луценко утверждает, что он в присутствии руководителя программы расследований "Схемы" "Радио Свобода" Натальи Седлецкой и журналистки еженедельника "Новое время" Кристины Бердинских рассказал детали незаконного обогащения экс-прокурора АТО Константина Кулика. А это ГПУ расценивает как преступление, свидетелями которыми и стали Наталья и Кристина, участвовавшие во встрече "не под запись".

Журналисток ранее уже вызывали на допрос в прокуратуру. Но они наотрез отказались сообщать следователю, где и когда они встречались с директором НАБУ. И якобы именно поэтому ГПУ через суд решила залезть в телефоны Седлецкой и Бердинских и вытянуть оттуда всю информацию за последние 17 (!) месяцев. Дескать, все это было необходимо только для того, чтобы уточнить их дату встречи с Сытником.

Ведомство Луценко, конечно же, лукавит. Выемка всей контактной информации из телефонов журналисток, очевидно, имеет две цели. Первая - понять, с какими источниками информации в украинской власти они работают. Вторая - остудить пыл журналистов-расследователей, объектами которых в последние полтора года были и президент Петр Порошенко, и тот же генеральный прокурор Юрий Луценко. Обоим, очевидно, не по душе, что их жизнь - начиная от отдыха на Сейшелах и Мальдивах и заканчивая способом управления государством - СМИ сделали предметом публичного достояния. А дело Сытника стало всего лишь поводом для ГПУ, чтобы устроить "погром" в журналистском цехе, первыми жертвами которого стали Седлецкая и Бердинских.

Поход против антикоррупционеров

Дело Сытника и история с выемкой личной информации журналистов - это один из эпизодов борьбы, которую на протяжении последних нескольких лет с антикоррупционерами ведет нынешняя власть. Цель очевидна - поставить под сомнение все то, что касается результатов борьбы с коррупцией. Потому что лозунг, с которым десять лет назад шел на парламентские выборы политик Юрий Луценко, - "Закон один для всех" - к сожалению, так и остался нереализованным.

Посудите сами. Вначале Верховная рада с большим трудом принимает закон об обязательном электронном декларировании чиновников. Потом возникают проблемы с реестром и обработкой данных этих документов. Чуть позже депутаты пытаются уровнять с собой представителей общественных антикоррупционных организаций, заставив их также подавать е-декларации. Все это происходит на фоне постоянной борьбы "старых" силовых органов - Генеральной прокуратуры, СБУ, МВД с новыми антикоррупционными структурами - НАБУ, САП и НАПК.

Артем Сытник заявил, что не исключает своего ареста ближе к президентским выборам 2019 года. Поводом для этого и может послужить дело, свидетелями по которому выступают Наталья Седлецкая и Кристина Бердинских. Сытник в СИЗО вряд ли сможет помочь рейтингу Петра Порошенко. Скорее наоборот. И это прекрасно понимает Юрий Луценко, который в этой ситуации вполне мог бы повторить слова Портоса: "Я дерусь, потому что я дерусь". Хотя зная способности Юрия Витальевича, нельзя исключать всевозможные интерпретации этого выражения.

Янукович бы позавидовал

Нынешний генпрокурор, как известно, был одним из ярых оппонентов президента Януковича. Юрий Луценко жестко и с присущей ему иронией оппонировал Виктору Федоровичу, за что, собственно, потом и угодил за решетку. Но тогдашнему президенту мешал не только Юрий Витальевич, но и журналисты, которые донимали его роскошной резиденцией "Межигорье", бизнес-делами семьи и неудобными вопросами по его "смотрящим" в государстве. Правда, Янукович, в отличие от ГПУ Луценко, не решался через суд изымать у журналистов всю личную информацию из телефонов. Что-то его все-таки останавливало. Возможно, уголовный кодекс. Поэтому в ответ на одних из неудобных вопросов Янукович смог только сказать журналисту (а ныне - политику) Мустафе Найему: "Я вам не завидую".

После резкой реакции украинских журналистов, Международной федерации журналистов, "Радио Свобода" и народных депутатов Украины Юрий Луценко сейчас пытается оправдать действия своих подчиненных. Мол, никто не будет пользоваться всем объемом информации, которую ГПУ сняло со смартфонов двух журналисток, а речь идет только об одном эпизоде - встрече с Сытником. Но это объяснение генпрокурора звучит неубедительно.

Дело Артема Сытника вполне может превратиться в дело Юрия Луценко. И не только в контексте уголовного производства против директора НАБУ. Речь идет о вмешательстве в работу журналистов. Генпрокурор, кажется, недооценивает последствия происходящего сейчас вокруг Седлецкой и Бердинских. Поэтому потеря чувства реальности может стоить очень дорого и Луценко, и его патрону - Порошенко.

Deutsche welle

Теги

Луценко

Нові досьє

Головач Андрій. ДОСЬЄ

Грановський Олександр. ДОСЬЄ

"Росія — автозаправна станція, яка маскується під країну". 12 найяскравіших цитат Джона Маккейна

ТОП-10 бійок за участю українських політиків. ВІДЕО

Безсмертный: Кремлю не удалось поковыряться в нашей Конституции

Приходько: Я знаю, що повинен робити політик. Він повинен допомагати людям

Ющенко: "Тимошенко і Янукович — два чоботи з однієї пари"

Приходько: В Росії ніяк не можуть змиритися, що нас неможливо поставити на коліна

Марченко Оксана. ДОСЬЄ

Вибори президента України-2019. Онлайн

Реклама

Партнери